Привет, друзья!

Идеи что-то написать возникают не только из списка семантического ядра. Жизнь вдохновляет намного круче и глубже. Тем более, что я давно не писал ничего из разряда «для сердца и души». Каюсь, исправляюсь и выкладываю рассказ о горах!

Помню 2008 год и фотографию моего друга на фоне двух главных вершин Мало-Алматинского ущелья: пика Орджоникидзе и остроконечного пика Партизан. Один из комментариев так и гласил «Саня на фоне покоренных гигантов». Не скажу, что победа Сани над горами меня сильно подтачивала, но какой-то червячок вперед все-таки толкал. Так, 3 года назад мы взошли на Орджоникидзе (не без приключений) и вот буквально неделю назад — на Партизан.

Небольшая справка о горе:

  1. Высота — 4390 метров
  2. Маршрутов на гору я насчитал 4
  3. Самый простой — 2Б с одноименного перевала
  4. Находится в верховьях Малого Алматинского ущелья.

День 1. Подход

После суетливых сборов и невнятной борьбы с таксистами мы с Саней на его машине медленным аллюром подымались к катку Медео. Оставив машину на волю горных духов, пересели в таксо-мотор по линии Медео-Чимбулак (2000 тенге в одну сторону). Подъем начали в районе 10 утра. Путь предстоял неблизкий, а тяжесть рюкзаков и грозно позвякивающее железо намекало на очень длинный день.

Небольшое стадо яков в наших горах

Саня подготовился серьезно! Похоже, что для полной острастки, вооружился всем доступным ему снаряжением: от закладок до ледовых фиф. Предполагалось, что при такой выкладке гора должна не только к себе пустить, но и разгладить собственные склоны на подходах. Сила намерения, с которым Саня выходил на восхождение, внушала полную уверенность.

Ледник Туюк-Су и пик Погребецкого (моя первая вершина)

Рюкзаки оказались впечатляющими! Я, правда, был уже немного подготовлен акклиматически (за 2 недели до этого ходил на Молодую Гвардию), но все-равно вес заплечного баула крайне настойчиво прижимал к земле. Поэтому любые доступные нам привалы я впитывал с огромной жадностью. Все-таки, возможность скинуть рюкзак и посидеть, уставившись немигающим взглядом в игру облаков, в горах ценится очень высоко.

Саня

Через 8 часов борьбы с рельефом мы вышли на ледник, где я по неосмотрительности провалился в раскисший снег по пояс. Под рюкзаком подобные проваливания получаются особенно фееричными. Дополнительный вес здорово стимулирует тебя уйти поглубже и обязательно куда-нибудь между камнями. Высота и усталость притупляют бдительность.

у ледника Туюк-Су

Ярослав

К месту Базового Лагеря выходим в 17-05, с облегчением скидываем рюкзаки. Вокруг — поля девственного снега без намека на песчаную площадку. Вытаптываем в 4 ноги место под палатку, ставим ее и заваливаемся отдыхать. Саня, старый горный маньяк, вытаскивает из рюкзака целую курицу-грилль, что придает пребывание на морене под нависшими ледниками особенный домашний колорит.

В горах я с легкостью отказываюсь от своих вегетарианских убеждений. Так проще мне и команде. Зато, возвращаясь домой, поглощаю фрукты и овощи с неимоверной жадностью.

 

Ночь — холодная. Я, не смотря на 10 летний горный опыт, взял по привычке с собой тонкий и легкий каремат, не предусмотрев ночевки на снегу. Всю ночь маюсь от пронизывающего холода. Подъем в 3 ночи.

День 2. Штурм и возвращение

Какое-то время я очень любил называть себя альпинистом. Мне казалось, что подобные манифестации придают моей жизни какой-то сверх-смысл, особенно когда о нем рассказываешь людям, от гор далеким. Сейчас понимаю, что это — просто робкие попытки самоутверждения. Особенно на фоне того, что каких-то особых успехов на этом поприще я не достиг. Да и не гонялся я за ними, по сути, никогда.

Поэтому, сегодня я говорю, что просто люблю ходить в горы. Такая формулировка снимает наносную важность и делает походы неким подобием свидания с собой.

Вообще, я многое люблю в горном быте: непринужденность общения, разрушение социальных границ с людьми, единение с природой, самоисследование. Но есть особенности, которые я люто ненавижу: особенно ночные побудки в 2-3 утра перед выходами на вершину. Когда надо собираться с духом и выползать на мороз из теплой палатки, надев промерзшие за ночь ботинки со шнурками, напоминающими проволоку.

Выходим в 4-15 при свете фонариков. За бортом мороз, высота лагеря около 3700, в голове бултыхаются обрывочные мысли. Впереди — долгий подъем на перевал Партизан, уже знакомый мне по восхождению на пик Орджоникидзе. Под ногами хрустит плотный фирн, напоминающий местами бетон. Приходится идти на передних зубьях кошек и подстраховываться ледорубом.

Рассветное солнце над горами

Фишка этого перевала — в его ярко выраженной сезонности. Доступен он ориентировочно 1-1.5 месяца в году (июнь — максимум середина июля). После — начинаются жуткие камнепады и лавины, вызванные активным таянием снега и крутизной склона, местами достигающей 50-60 градусов.

При хорошей снежно-ледовой обстановке и достаточной акклиматизации, взойти на перевал можно за 2-2.5 часа. У нас много времени уходит на преодоление плотного фирна и борьбу с собственным организмом, который от высоты постоянно норовит впасть в спячку. Доходим до седловины за 3 часа 15 минут.

пик Талгар

Пик Талгар (5017 м) с перевала Партизан. Высшая точка Заилийского Алатау

Здесь, как обычно, ветрище! Маршрут 2Б на пик Партизан отсюда кажется обманчиво простым, особенно на фоне свежего снега, предательски присыпавшего голый лед. Долго не посидишь, начинаешь промерзать под порывами ветра. Да и прогноз погоды угрожающе предупредил о надвигающейся сегодня в 16-00 жопе с грозой.

Вот так выглядит Партизан и маршрут 2Б на него

Снова связываемся и я выхожу вперед до первого каменного выступа, куда незадолго до нас (судя по следам на снегу) кто-то успешно дополз. Нижняя часть ледового склона держит отлично. Дальше приходится крутить ледобуры для страховки и идти на передних зубьях кошек. Слой снега — сантиметров 5, а под ним — свеженький и гладенький ледок. Вешаю перила, жду Сашу. Дальше на маршруте — сплошное комбо из снега и льда, где нужен взгляд бывалого. Саня здесь уже ходил, поэтому без оговорок пропускаю его вперед.

пик Партизан

Первый ледовых выход. Видны следы соло-восходителя

Снег, скалы и лед. Пользем медленно, периодически скидывая из-под ног непослушные живые камни. Благо, в пропасть по склону, а не друг на друга. Вершина совсем рядом и нависает над нашими пируэтами грозной монументальной башней. Благо под ней, на перемычке есть широкая полка, где можно не только постоять-отдохнуть, но при желании даже поставить палатку.

Здесь же в сторону Левого Талгара висит огромный карниз, который обязательно при неосторожном обращении уедет вниз. Рядом возвышается еще одна вершинная башня, явно ниже основной. На ней проглядывается какое-то подобие тура.

После 15 минут отдыха, Саня начинает вгрызаться в камни и скалы. Первый камин проходится без особых акробатических трюков. На втором чуть сложней, но тоже пролазим без заморочек. А дальше — гребень в метр шириной, которой впервые за долгое время заставил меня понервничать. Саня, после некоторых сомнений проскакал его буквально верхом и вылез на вершину. Я, оглядев потенциальные возможности для свободных полетов в обе стороны, очень впечатлился и вцепился в камень, собираясь с духом.

Скажу честно: мне это стоило усилий. Ибо ландшафт под ногами был очень нестабильным, и вся надежда оставалась на ту самую страховку, о которой поется в одной известной песне.

на вершине Партизана

Саня на вершине

Но, видимо, адреналин и собранность все-таки сделали свое дело и я вылез к Сане. Вот она, вершина! Красивая и холодная. Виды — на много км вокруг. Однако, на душе никакого восторга, наоборот — предельная концентрация, ибо впереди еще не менее сложный путь вниз.

Вообще, восторг от покорения вершины слишком преувеличен. Его испытываешь, да... Но примерно в 1-2х случаях из 10. И то по причине недостаточной акклиматизации к высоте. Это, скорее, один из симптомов горной болезни, нежели какая-то там особая эмоция, недоступная на равнине. Ей большой значение придается не на маршруте, а внизу, причем даже не в лагере, а дома. Когда походы в горы становятся образом жизни, к подобным восторженным наваждениям перестаешь относиться всерьез.

Впереди — 7 дюльферов и гипотетическая гроза (по прогнозу). Ее первые симптомы — тучи над горами с запада уже появились. Немного подвела веревка, на ее оплетке появилась перетертость. Принимаем решение отрезать кусок и пустить его на дюльферные петли для ускорения процесса спуска. В результате пришлось укоротить веревку на 10 метров.

Я на вершине

На вершине

На спуске вниз оставляем дюльферные петли. До перевала Партизан насчитали 7 участков. Ниже идем пешком по раскисшему до состояния плотной каши снегу, под которым ровным потоком текут ручьи талой воды. В месте перехода из кулуара в кулуар — неожиданность. Водопад с участками льда.  Ранее он был закрыт снегом, поэтому о его существовании мы даже не подозревали. Кидаем еще одну петлю и дюльферяем в восьмой раз.

Спуск с вершины

К подножию перевала спускаемся счастливые и вымотанные до безумия. На часах 17-30, 13часов на маршруте. Последние 100 метров до палатки идем очень медленно. Буквально за 30 метров до нее Саня проваливается по пояс в тяжелый снег, который почти сразу основательно бетонирует его ногу. Возимся в 4 руки минут 10. Попасть в лавину из такой субстанции = 99% смерть.

И тут вот она — палатка! Урра, поздравляем друг с друга с горой и вползаем в мокрых ботинках на холодные карематы. Все прочие необходимости из разряда «растопить воду» и «приготовить кушать» оставляем на потом. Силенок хватает на то, чтобы скинуть с себя снарягу и вползти в палатку.

Финальный спуск на ледовом склоне

После отдыха ужинаем, лениво болтаем и ложимся спать. Ночью — морозец и невероятно глубокое звездное небо, «отель миллионов звезд». Спать холодно и в голову лезут сумбурные мысли о том, что успел соскучится по близкому человеку.

День 3. Отход домой

Утром, не смотря на чистое небо, достаточно холодно. Ботинки замерзли и шнурки превратились в некое подобие проволоки. Ногам в треккинговых ботинках некомфортно, здесь нужна другая обувь. А мои Саломоны за 2 недели до этого приказали долго жить. Лениво собираемся и сушим спальники на пробившемся из-за хребта солнышке.

Спуск вниз — по тем же моренам и навалам камней, под которыми зачастую лежит древний, как мир, лед. На календаре воскресенье, чуть в стороне видим группу, возвращающуюся с ледника Туюк-Су. Здесь, у его начала, чудесные места для ночевок. Судя по песчаному слою, когда-то тут было озеро.

Эдельвейсы (те, что белые). Мои любимые горные цветы

Оглядываться назад очень радостно! Над нами возвышаются две местные глыбы: пик Орджоникидзе и пик Партизан. Смотрятся с места наблюдения они очень фотогенично. Вспоминаю о том, что хотел снять видео с посвящением восхождения. Прикладываю его сюда же... Свято верю, что подобные романтические выпады приносят много радости тем, кому они адресованы.

Дальнейший путь вниз уже изучен до камешка многолетними прогулками. Сегодня здесь очень много людей, большинство из которых в горах оказались впервые. Проявлять ритуальное дружелюбие уже нет сил и мы, с совершенно индиффирентными физиономиями доходим до заветного Чимбулака.


Один из самых приятных моментов любой горной вылазки — это возвращение домой. Свежая одежда, невероятно вкусные овощи и кружка живительного китайского чая. Адреналин и впечатления тебе еще переполняют, но обстановка уже привычная и комфортная. Скидываешь с себя грязные ботинки и тяжелый рюкзак и разваливаешься в теплой ванной. Удовольствие — наивысшее.

Однако, «немного завидовать тем, у которых вершина еще впереди» не получается) Наоборот: радуешься, что ты это уже прошел и по-доброму злорадствуешь от мыслей, что кто-то сейчас там где-то корячится (да! такое вполне возможно).

Но, не смотря на все объективные трудности и полную практическую бесполезность, в горы тянет постоянно. Даже в Гоа. Они учат простоте, открытости и ясности. Время там очень круто сжимается: количество решений, эмоций и событий — колоссально; напряжение близко к критическому; а результаты — ясны и понятны. Дистанции между людьми сокращаются, и ты, неизбежно изнемогая от усталости и напряжения, возвращаешься к себе.

В общем, все просто! Ходишь в горы и учишься:) А остальное прикладывается как бы само собой.

Вот такая она, «ледниковая партизанщина». Здорово, когда живешь в местах, где природа дарит такие обалденные возможности! Не зря в Алматы хочется возвращаться постоянно.

Ходите в горы, ходите к себе и будьте счастливы! Безопасных маршрутов Вам и глубоких озарений.

 

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (голосов: 1, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...