Выпала мне честь отправиться на изучение родных мест силы, мусульманских святых мест Туркестана,  что находятся примерно в 800 км на запад от родного города Алматы. 3 дня дороги, 2000 км, молитвы, дареты, минареты, мазары, и прочие радости сурового мусульманского юга, окруженного бесконечными степями, тонущими в красоте цветущих маков.

Дорога эта у казахстанских мусульман называется «малым Хаджем» и по легендам, 3 таких «малыша» приравниваются к одному великому (то бишь в Мекку). Оговорюсь сразу: я- не придерживаюсь никаких религиозных норм, не соблюдаю никаких обрядов, поскольку искренне верю в единого Бога с вариациями путей к нему. Недавние события несколько затуманили у меня восприятие мусульманских традиций, поэтому основной целью было — взглянуть на них с другой стороны, и, как следствие, принять их. (простите меня, все читающие это дорогие моему сердцу други-мусульмане).

Обновлено в 2017 году: удивительно вспоминать то, как меня вел путь к тому, что сегодня я называю удаленной работой.

Каждый казахстанец, в независимости от разреза глаз, религиозных убеждений, и цвета кожи, с детства помнит имена Эмира Тимура, Ходжа-Ахмета Яссауи (хотя и не всегда помнит, что делали эти товарищи), названия городов Туркестан, Сайрам (Ом-Саи-Рам=) ), ну и , конечно же Тараз («в котором тепло, и моя мама»). Последний многие казахстанцы знают еще и как кузницу лихих таксо-джигитов, с опознавательным номером «H» на госномере.

в степях южного Казахстана

остановка в степях южно-казахстанской области

Дорожка выпала долгая, 16тичасовая, через бесконечные южные степи, горизонт которых резко делит пространство на землю и небо. Изредка попадаются поля маков, колокольчиков и низкорослых кустарников. Асфальт на трассе Алматы-Тараз заканчивается на полпути, остальная часть дороги больше похоже на «направление» с угадываемым рисунком некогда лежащего тут покрытия.

Но не зря же говорят, что паломничество в Туркестан — это своего рода аскеза, поэтому любые сложности на пути нужно рассматривать как возможности для внутреннего роста.

Приезд в Туркестан

В 12 ночи пребываем в Туркестан, где нас ожидает жертвенный баран, есть которого почему-то полезно даже вегетарианцам, поскольку баран якобы не прочь, чтобы его забили и съели. Я на компромисс не поддаюсь, ограничиваюсь чаем с молитвами, коих было прочитано много и искренне. (Все-таки, надеюсь, что барашка умерла не зря, и в следующей инкарнации ей быть уже как минимум конем или собачкой.)

Почему-то после поедания жертвенного барана у соучастников каравана случилось откровение, которое в 2 ночи нас повело смотреть на ночной мавзолей Ходжи-Ахмета Яссауи. Размеры и убранство его, конечно, поражают. Не зря так старался Эмир Тимур. (Для справки: Х.А.Яссауи — учитель-суфий, философ, религиозный деятель и просто хороший человек. Эмир Тимур (Тамерлан) — полководец, добивший-таки Золотую Орду, и организовавший большую империю , раскинувшуюся на территориях от Семиречья до Севера Индии)

паломничество в туркестан к мавзолею Ходжи Ахмеда Яссауи

мавзолей Хаджи Ахмеда Яссауи

Молитвы на благо всех живых существ, пожертвование и созерцание свастик(!!!) на стенах мавзолея вводит в медитативное состоние. Чудом оказавшие рядом аборигены, при виде кучи европеоидов, молитвенно сложивших руки для молитвы, отшатываются в сторону. Слышны только смешки , да неудомленные перешептывания на казахском, типа «нифига се, русские молятся...» (моя славянская внешность и неплохое знание казахского языка уже несколько меня очень сильно выручали).

Это несколько напрягает и мотивирует лезть в ножны за мечом познания и просвящения, дабы не повадно было продолжать делить людей на тех кто с нами и тех кто против. Но приходится мириться с банальной истинной и свою страсть к всеобщему благу проживать все в той же молитве и самосозерцании. Тем более, что на часах 3 ночи, позади почти 800 км и подъем через 2 часа.

Рассвет над Туркестаном

Мавзолеи Арыстан Баб

Пока есть вдохновение, нужно писать, вербализировать прожитые опыты и состояния, дабы опосля осознать их с новой глубиной и под новым ракурсом. С этими мыслями, после двухчасового сна, на рассвете, я отправляюсь с группой к мавзолею Ходжи Асмета Яссауи.

Проклиная ранний подъем и того, кто его изобрел, в мою голову закрадывается просветляющая мысль: «а когда еще у меня будет возможность сфотографировать уникальное архитектурное создание в лучах рассветного солнца??». Через 15 минут я уже стоял на стене Любви (остатки былой цитадели Туркестана), пытаясь поймать свет.

Поскольку группа у нас собралась эзотерическая, народ всячески эзотерировал на лучи восходящего солнца, чем меня порой вгонял в тоску. Впрочем, вспоминая извечные «не суди», я отпустил свое раздражение, дабы сублимировать его в бесконечные потоки творчества, а именно — поиска того освещения, о котором писал ранее. Через каких-то несколько минут каждый занимался своим делом и я с радостью для себя отметил принятие восприятия окружающего пространства участниками группы.

Я был всем и ничем, перед величием входных порталов в мавзолей мудреца, которые бережно хранят его самадхи уже на протяжении веков. Мое эго растапливалось восходящим светилом, я сидел под стенами этого земного рукотворного великолепия с блаженной улыбкой паломника на лице. Только редкие щелчки затвора выводили меня из этой утренней медитации. Проходившие мимо пилигриммы местного разлива сочувственно бросали мне свои взгляды...

Впрочем, я отвлекся. После возвращения в гостевой дом, паломничество по святым местам Туркестана закончилось, но наш путь лег дальше. Я потерял всякие ориентиры движения. Названия поселков, городков и аулов на придорожных знаках мне ничего не говорили. Я просто был в дороге, без цели. В «здесь и сейчас», периодически разминая отекщие зад и конечности ерзанием на неудобном сидении микроавтобуса.

Где-то на идеально ровной поверхности горизонта замаячил купол мечети и двух минаретов — единственная часть пейзажа, за которую мог прицепиться ум, и ее обжевать. Как следствие, стали рождаться различного рода фантазии: древние караваны Великого Шелкового пути, вереницы верблюдов, палящее солнце, и бесконечно длинный путь из Китая в Византию.

мавзолей Арыстан Баб

Мавзолей Арыстан-баб

По приезду, мечеть предстала вполне себе современным зданием, с медресе, гостиницами и куцей зеленью вокруг. Рядом расположился один из ключевых мавзолеев здешних мест — Арыстан-баб. (для справки: это учитель Ходжи-Ахмета Яссауи. По легенде, он является инкарнацией (так про это говорят сами мусульмане!!!) одного из подвижников самого Пророка, которому выпал путь — принести Ислам в эти земли).

Вокруг — глинянные степи, и бесконечные кладбища, на все 4 стороны света. Много народу. Чем-то напоминает Индию с ее бесконечными базарами и вездесущей суетой, только просторы более лихие. Как обычно, молитвы у самадхи Святого на благо себя и всех живых существ, садака (пожертвование) на нужды молитвословам, чарочка минеральной воды (никогда не думал, что вода может иметь ТАКОЙ вкус) и дальше в путь.

Лирическое отсупление:  Ислам без экстремальных точек кипения — суть мирная и скромная религия. Внешне помпезные мечети имеют более чем скромное убранство и подобных своему убстранству, служителей. Каждая молитва предворяется даретом — ритуалом омовения перед входом в храм Бога. Любое неосторожное движение со стороны твоего желудочно-кишечного тракта или мочеполовой системы карается повторным даретом, ибо нефиг с грязными частями тела ходить по святым местам. Удивительно

Домалак Ана

2 небольших минарета, аккуратный мавзолей, тонущий в зелени оазиса. Мы у  хранительницы женского плодородия. После сурового, засвеченного Солнцем, и окруженного многочисленными мазарами Арыстан-Баба, здесь дышится легко. Поразил своеобразный ров вокруг основного здания мавзолея, в котором расположены ни то кельи, ни то комнаты для медитаций. Назначение сих странных помещений осталось для меня загадкой.

Зато, эстетика внутреннего убранства мавзолея теперь есть в моем фотоархиве. Хранитель любезно разрешил сделать 1 фотографию свода, за что ему низкий земной Рахмет, с искренними пожеланиями всех благ.

Домалак-ана

В очередной раз отмечаю, что напрочь перестал ориентироваться в пространстве, поэтому понять, в какую сторону мы едем, тяжело. Осознаю лишь сам факт движения. Останавливаемся в деревне, напоминающей дикие восточные базары Узбекистана, на которых нас встречают улыбчивые, как Вы догадались, узбеки.

Надо сказать, что пока я выбирал какие конфеты взять, продавщица меня так обкормила ими, что я засомневался в необходимости их приобретения. Но, восточное гостеприимство надо уважить, поэтому пару кил сладостей было приобретено на благо всех живых существ.

40 Ангелов, пристанище Ноя

Следующая точка «40 ангелов». По информации от всех Мандиров командира, место для моей особенной работы. Я, отключив критическое мышление, эту информацию благодарно принял и все положенные обряды на данном месте исполнил, что способствовало очистке кармы и положительным намерениям на будущее. Хотя, мой бунтующий скепсис периодически давал о себе знать, он совсем не помешал мне уйти в глубокую медитацию на скалах этого места силы.

9vluH2Xrrnw

скала «40 ангелов» через щель в которой надо пройти

Местный хранитель (у нас его называют Ширакши), правоверный мусульманин, возрастом за 50, рассказывал красивые легенды о тонких мирах, кармических долгах, и ковчеге Ноя, который на самом-то деле (!!!) пришвартовался на горе Казыгурт, что в паре км отсюда. Приходится делать вид, что веришь)) А покуда, доказать, что Ноя тут быть не могло (как и вообще самого Ноя на Земле-матушке), вера начинает трансформироваться в принятие: «Пусть будет так...» Вон сколько народностей приютил Казахстан, для Ноя уж точно место найдем, чаем напоим, бешпармаком накормим, на самые мягкие корпешки спать уложим.

В прочем, я отвлекся. «40 ангелов» больше всего знамениты тем, что в этом месте находятся 2 почти вплотную стоящие друг к другу скалы – «Адам» и «Ева», пройти между которыми можно, но сложно. И коли твоя карма хороша, намерения чисты, а сердце открыто – Путь тебе и между камнями будет легок, ибо слов «не могу» для нас, как и для Бога, нет.  Так уж вышло, что я прошел. Други, это было что-то... Я вышел пустым!!! Я никогда еще не был настолько пуст. Я никогда еще не был не мной. А тут стал. Какая же тишина может быть в голове и сердце. Что еще надо??? Минут на 40 я растворился собственном отсутствии, сидел бы так вечно, если б пинка не дали))) потому как терять по дороге участников группы в планах у организаторов не было.

Дорога уходила к подножью пристанища Ноя, горе Казыгурт, на которую мы должны были подняться на следующее утро. Где-то среди невысоких гор, в поросшем зеленью ущелье мы остановились у мавзолея Акбура-аты, который по легенде, был очень хорошим человеком, и прововерным мусульманином, который принес свет Ислама на земли тогдашнего Дешт-ы-Кыпчака.

Не совсем оценен мною был строящийся мазар, поскольку было не ясно: строят его с нуля или реставрируют. Да еще и начал накрапывать дождик, который в перспективе мог превратиться в ливень и нафиг размыть глиняную дорогу, из-за чего торчать нам бы там пришлось еще 2-3 дня. Поэтому было решено лихо валить вниз, на поиск ночлега. И, надо сказать, не зря, потому как мелкий дождик превратился-таки в ливень, который шел всю ночь))

Остановились на ночлег мы в Саи-Раме, в гостевом доме у добрых стариков, которые пустив к себе 20 человек, так же по-доброму ворчали и возмущались вездесущей возней приехавших.

Мавзолеи Айша-биби, Баба-ханум

Следующий день обещал нам мавзолеи Айша-биби и Баба-Ханум, на которых по легенде просто невозможно не попросить себе любви и хорошего спутника жизни. По легенде, Айша-биби и Карахан полюбили друг друга, но родители были против этой любви.

Не смотря на строгий наказ опекуна, Айша-Биби все-таки поехала в Тараз к возлюбленному, но трагически погибла от укуса змеи. В ее честь Карахан на месте ее гибели построил мавзолей.

Лирическое отступление: туристическая инфраструктура цветет на маршрутах паломников буйным цветом, поэтому почти возле каждого мавзолея или памятника стоят лоточники с кучей различных сувениров. И почти каждый из них со знанием дела и внутренним убеждением рассказывает простым белолицым (и многим другим) об уникальных энергиях, каналах, чакрах и карме. (даже не смотря на явное противоречие с канонами ислама).

Я, имея уже положительный опыт общения с энергиями Айша-биби, все-таки поддался искушению, и купил несколько маленьких сувенирчиков для своих близких друзей, дабы и половинки им нашлись быстрей, и сердце открылось шире. Да и продавцы были искренне рады слышать от белобрысого славянина исконно восточное «Ассалауалейкум»)

Айша-биби и баба-ханум

Остальная часть дороги проходила в полном самосозерцании и нидра-йоге, во время которой снились причудливые картинки и формы. Редкие остановки на перекур были благословением, но только до того момента пока мы не подъехали к уникальнейшему месту силы, где можно не только молиться но еще и кушать!!!

Какой там лагман! Я, поправ свое табу на мясо, за обе щеки улепетывал восточное лакомство, которое нам подавали приветливые девушки в хиджабах (кафе- мусульманское). После такого ужина уже не были страшны ни оставшиеся 3 часа дороги, ни затекшие члены, ни аватары всяческих Шайтанов, из-за которых у меня разболелась щека.

Прибыли в город мы уже затемно. Я, довольный поездкой и собой, благополучно отправился спать.

Заключение

пейзаж Южного Казахстана

Степи Южно-казахстанской области

Как сказал однажды мой брат, стоя у дверей мечети: «Ну и чего мы все время делим?». Как-то, стоя на распутье, выборочно отметая те или иные учения, я часто погрязал в долгие умственные суждения. Тут же я открыл какую-то такую часть своего сердца, в которое уместилось все: и Сварог, и Род-Батюшка, и Лада-Матушка, и Аллах всемогущий, и Иисус всепрощающий, и Шива всемилостивый... В нем не было противоречий и метаний, в нем оказалось все и сразу.

Заставило задуматься обилие свастик на стенах мавзолея Яссауи. Так ли был прост Тимур, когда это строил? А сколького я еще не увидел? Более того, по возвращению, случился разговор с Димкой, который имеет в своем арсенале данные по большому количеству сакральных символов в здешних местах. (Жаль, что подобные встречи редко бывают априори). В случайности я более не верю, поэтому и отправляюсь копаться в истории и этнографии. Только теперь в той, что творилась на родной земле.

А за все остальное благодарю всех наставников, учителей, Светлых Богов, Будд прошлого, настоящего и будущего за прожитые опыты и грядущие дороги, которых в этом году у меня будет немало. Пусть все живые существа обретут счастье. «Ныне, присно и во веки веков», Оум!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (голосов: 2, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...